Пересадка костного мозга ребенка

Поближе к доктору

Как живет одиннадцатилетняя девочка после трансплантации костного мозга в чужом городе

Дети, пережившие трансплантацию костного мозга, довольно долго потом находятся на лечении в дневном стационаре. У Центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева в Москве есть медицинский пансионат для долечивания, но мест на всех не хватает. Семьям приходится снимать квартиры, что иногда вызывает скандалы. У НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой в Санкт-Петербурге строительство пансионата лишь в планах. Получается, семьи с больным ребенком должны еще как-то наладить быт в чужом городе. Чтобы выяснить, как это происходит, корреспондент Русфонда отправилась в Петербург, к семье Ксении Казанцевой из Челябинска, которой читатели Русфонда дважды помогли пройти трансплантацию костного мозга – в 2016-м и в 2018 году.

«Поможете мне выбрать платье в школу?» – едва познакомившись, одиннадцатилетняя Ксения, брюнетка с короткой стрижкой, бежит в комнату к шкафу и выкладывает на кровать одно за другим платья: розовое с пайетками, розовое с блестящей нитью, синее бархатное с коротким рукавом, белое с кружевом. «Только недавно начали платья покупать, – улыбается ее рыжекудрая мама Алена. – Раньше у Ксении не было настроения ходить по магазинам».

Алена и Ксения Казанцевы больше года назад приехали из Челябинска в Санкт-Петербург. Ксении, пережившей лейкоз, требовалась пересадка костного мозга. Это тяжелая штука: перед трансплантацией пациент проходит химиотерапию, чтобы убить свои кроветворные клетки. А после трансплантации недели и месяцы уходят на то, чтобы донорские клетки прижились и не атаковали органы нового хозяина. Большую часть этого времени пациент проводит в дневном стационаре, поэтому для семьи приходится снимать квартиру или комнату рядом с больницей.

«Петербург – сырой город, – говорит Алена, накрывая стол в общей кухне: Казанцевы занимают одну из трех комнат. – Но с этой квартирой нам повезло: дом старый, а квартира всегда сухая, никаких грибков. Это важно после химиотерапии, когда иммунитет на нуле». Алена протирает влажной тряпкой стол, а мне предлагает мыло с антисептиком. Белый кафельный пол тут блестит ярче солнца.

– Дина, вы давно заходили в «Магнит»? – спрашивает Ксения, садясь перед тарелкой с пловом. – Туда уже привезли мягкого Беззубика и Дневную Фурию? Обожаю мультфильм «Как приручить дракона»!

– Вроде привезли, – говорю.

– Мама, мама, пойдем, пожалуйста, в «Магнит», – просит Ксения. – У меня остались деньги с дня рождения.

– Ешь лучше! – отвечает мама. – Пульмонолог говорит, надо набрать хотя бы четыре из потерянных восьми килограммов.

После завтрака Ксения надевает синее платье с коротким рукавом, ожерелье с синим стеклышком и колечко. Потом верхнюю одежду, аптечную маску и белый рюкзачок. «Я, кстати, посмотрела карту, «Магнит» недалеко», – как бы между делом говорит девочка. Берет пакет кошачьих консервов и спускается во двор. «Васька, Васька!» – зовет она одноглазого дворового кота, но, не дождавшись, отдает корм маме.

От дома на Большой Монетной до НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой, где лечится и учится Ксения, около километра. Мы выходим после полудня, за час до урока, чтобы не спешить. «Сейчас мы встаем часа за три до выхода, успеваем принять все лекарства, сходить пару раз в туалет, и спокойно идем, – говорит Алена. – А первое время после выписки Ксения бегала в туалет до 40 раз в сутки. Пройдешь полпути – и не знаешь, куда бежать». Алена добавляет, что поначалу Ксению приходилось и на себе носить, и на такси возить. Каждый день у нее были капельницы с утра до вечера. Теперь девочка всего пару раз в неделю сдает анализы и консультируется у врачей.

Через полчаса мы в сменке и масках поднимаемся на лифте на одиннадцатый этаж института, где проходят уроки. В игровой комнате нас встречает пухленькая Ульяна. У нее, как у Ксении, короткие волосы. И такое же, как у Ксении, забинтованное плечо: в нем внутривенный катетер для анализов и капельниц. На пороге появляется еще одна девочка – с розовой маской на лице. «О, розовая, в какой аптеке брали?» – оживляются матери.

Когда дети расходятся по занятиям, Алена шепотом рассказывает, как у Ксении в пять лет начался лейкоз и как потом случился рецидив. Как они приехали в Петербург в конце 2016 года и сделали удачную трансплантацию костного мозга от неродственного донора. Как на 100-й день у Ксении были прекрасные анализы, но на 180-й снова обнаружен острый лейкоз, с которым поздно что-то делать. Ксению отпустили домой, прописав паллиативную терапию. Но потом она вдруг ожила. Анализы показали, что рак прошел – сам собой. И они снова приехали в Петербург делать новую трансплантацию, теперь от отца. Вторая пересадка далась тяжело: новые клетки атаковали почти все органы. Кожа и слизистые буквально облезли. Ксения начала задыхаться из-за проблем с сердцем и легкими. Только к декабрю 2018-го благодаря постоянной корректировке лечения дочка потихоньку пришла в себя. Сейчас она принимает одиннадцать препаратов, но это мелочи. В апреле будет очередная пункция – если все хорошо, поедут домой. Они обе этого ждут: соскучились по папе и собачке йорку. Ксения даже носит с собой игрушечную собаку вместо настоящей.

– Мама, я знаю, ты отпросила меня со второго урока, – появляется в дверях Ксения. – Пойдем в «Магнит»?

– А как диктант по русскому? – строго спрашивает Алена.

– Зачем ты при Дине спрашиваешь? – хмурится Ксения. – Если б было 5/5, я б сама сказала. А так – 4/5.

Мы одеваемся и идем-таки в «Магнит». Мимо старых и новых зданий мединститута, мимо черных деревьев и жилых домов в трещинах по улице Рентгена. «Где же наша стая?» – вздыхает Ксения. Она рассказывает, что раньше часто встречала тут пожилую женщину с тремя собаками: колли, лабрадором и кем-то еще. Но их давно не видно. Улица пустынна.

– Дина, а вы видели ролик с воробушками? – вдруг оживляется Ксения. – Как они поют весной: «Мы выжили! Мы дожили! Мы живы, живы мы!» Правда, очень веселая? Послушайте только: «Мы выжили! Мы дожили! Мы живы, живы мы!»

Мы выходим на Большой проспект Петроградской стороны. Идем по узкому тротуару вдоль оживленной дороги.

– Здесь очень красиво, и воздух гораздо чище, чем в Челябинске, – замечает Алена, будто примиряясь с чужим городом. – Много творческих центров для детей, думаю зайти как-нибудь: Ксения хочет рисовать.

– Но это ж, наверное, уже с сентября, когда вы в Челябинске будете? – спрашиваю.

– Я про разовые мастер-классы, – удивленно смотрит на меня Алена. – Так далеко я не планирую.

Мы идем уже минут 40, все медленнее и медленнее. Прохожие нас обгоняют.

– Недавно нас никак не мог обойти мужчина с двумя сумками, – вспоминает Ксения. – Потом поравнялся и говорит: «Зашибись место выбрали для прогулки». Для прогулки, представляете?

Читать еще:  Поджелудочная железа симптомы лечение детей

Ксения начинает смеяться и закашливается. Алена забирает у нее давно съехавший рюкзачок. Проходит больше часа, когда мы наконец преодолеваем два километра и оказываемся в магазине.

– Какие милые дракончики, мама, – снова оживляется Ксения. – Давай, давай купим!

– За 600 рублей? Давай я лучше сейчас сфотографирую, а потом сошьем такого вместе.

Ксения не спорит. Она рассматривает по очереди всех драконов, а потом углубляется в книжку с драконьими наклейками. Книгу-то они и покупают.

Свернув с оживленного проспекта, мы идем к дому. «Год назад мы здесь жили, – показывает Алена. – Но в смежной комнате было неудобно». «Здесь шесть кошек во дворе, – добавляет Ксения. – Иногда мы ходим покормить их». По словам Алены, у них нет денег снимать отдельную квартиру в Санкт-Петербурге, поэтому они пользуются помощью фонда AdVita: фонд снимает квартиры сразу для нескольких семей пациентов. Небольшие деньги все равно нужно платить – рублей 150 в сутки. Они идут на покупку нового белья и посуды, на замену сломавшейся газовой колонки или стиральной машинки.

– Ох, как же я в Челябинске буду подниматься на четвертый этаж, – стонет Ксения. Она тяжело дышит, поднявшись на второй.

Девочка медленно раздевается и смотрит на маму: «Можно я лягу?» Алена, конечно, разрешает. Ксения берет новую книжку и полулежа аккуратно вклеивает дракончиков в пустые места на картинках. Пока соседка тихонько что-то доваривает на плите, Алена моет с мылом сменную обувь. Потом приходит на кухню греть плов, резать салат. В этот момент открывается входная дверь:

– Алена, а я тебе звоню!

– Ой, опять телефон на беззвучный режим поставила! – отвечает Алена. – Вы вернулись из больницы? Даша, привет! Хотели, чтоб вещи помогла затащить? Вот обидно!

– Даша! – Ксения вышла встретить 15-летнюю соседку и ее маму.

Пока мы обедаем, темнеет.

– Я такая мнительная стала, – шепчет Алена. – Глаза заблестят у нее – я сразу думаю: простуда, усталость, реакция трансплантат против хозяина или что похуже?

И молча уходит опять что-то мыть и стирать.

Такие же тихие и деятельные тут и остальные женщины: мама Даши и еще две – они живут в одной комнате вдвоем. Одна приехала ухаживать за матерью, другая – за сыном.

– Как-то удается не ругаться, стараемся понимать друг друга, – говорит Алена.

С соседями из других квартир тоже не ругаются: тут по одной квартире на этаже.

– Дина, можно подарить вам шоколадку? – спрашивает Ксения, заметив, что я собираюсь уходить. – Сама я не люблю сладкое, но люблю дарить.

Она улыбается и снова возвращается в кровать. Все-таки поход в школу и магазин даются ей пока тяжело.

Фото Алексея Лощилова

Ксения наряжалась к встрече с фотографом, но быстро устала

Дети привыкли гулять, играть и учиться в масках

Ксения строит домик на горке

Ксения не расстается с собачкой Авророй даже на уроках

Девочка проходит в больнице программу за четвертый класс

Ксения и Максим изучают математику, русский и английский языки, чтение и окружающий мир

Девочка общается со всеми животными, которых встречает по пути: кошками, собаками, рыбками

Как Алена ни заботится о защите от холода и сырости, дочка часто простужается

Алена и Ксения стараются больше ходить

Ксения скучает в чужом городе

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Пересадка костного мозга у детей при лейкозе и онкозаболеваниях

Наибольшее количество стволовых клеток, необходимых для лечения болезней крови и ослабленного иммунитета как у взрослых, так и у детей, находится в костной ткани.

Костный мозг: Функционирование и Воспроизводство стволовых клеток

Костный мозг — это единственная ткань организма человека, состоящая из незрелых недифференцированных и низкодифференцированных клеток, так называемых стволовых клеток, близких по строению к эмбриональным клеткам. Основной функцией костного мозга является кроветворение — процесс создания новых стволовых клеток крови взамен отмирающих и погибающих. В костном мозге происходит образование эритроцитов, (служащих для переноса кислорода из лёгких к тканям тела и переноса (обмена) двуокиси углерода (углекислого газа) в обратном направлении, разных форм лейкоцитов (выполняющие задание борьбы с инфекцией) и тромбоцитов (кровянные пластинки), — главная функция их — участие в процессе свёртывания крови – (важной защитной реакции организма), предотвращающей большую кровопотерю при повреждении сосудов.

Первая в мире трансплантация гемопоэтических клеток пуповинной крови была проведена Элиан Глюкман в 1988 году в клинике Святого Людвига в Париже ребенку с анемией Фанкони. В настоящее время (2003 год) в мире проведено уже более 1000 таких пересадок больным с самыми различными заболеваниями опухолевой (лейкозы, лимфомы) неопухолевой ( врожденные иммунодефициты, анемии, болезни, связанные с нарушением обмена веществ) природы.

В июне 2008 года была проведена первая пересадка человеческого органа, выращенного из стволовых клеток, профессором Паоло Макиарини в клинике Барселоны. Пациентом была взрослая женщина, чья трахея пострадала от туберкулёза. Трахея была создана по сложной технологии: медики использовали трахею недавно умершего человека, и нейтрализовав в ней химическими препаратами живые клетки, они ввели в волокнистую белковую ткань стволовые клетки, взятые из костного мозга пациентки. Эти клетки развивались четыре дня в специальном биореакторе, после чего трахея была готова для пересадки. Через месяц кровоснабжение пересаженного органа полностью восстановилось.

Один из основоположников клеточной терапии профессор Славин,
работает у нас, в Израиле в сотрудничестве с Топ Ихилов. О его успехах в лечении болезней иммунной системы вы можете ознакомиться у нас на сайте.

Как проводится пересадка костного мозга и стволовых клеток?

В истории гематологии (науке о заболевании крови) впервые была проведена трансплантация больному с диагнозом апластическая анемия, у которого в крови было очень малое количество эритроцитов, лейкоцитов и кровяных пластинок , пересадка здорового костного мозга, тогда это был эксперимент, целью которого было достичь нормальное кроветворение.

При проведении пересадки костного мозга применяется лучевая и химиотерапия с тем, чтобы уничтожить больные и другие клетки костного мозга. Затем, путём пересадки здорового костного мозга (и здоровых стволовых клеток) достигается необходимое соотношение всех кроветворных компонентов. Пересадка костного мозга может применяться при лечении злокачественных опухолей и других опасных для жизни заболеваний.

При злокачественных опухолях применение химиотерапии служит для уничтоженя имеющихся злокачественных клеток. При других заболеваниях химиотерапия применяется для разрушения костного мозга больного с тем, чтобы пересадить новый здоровый костный мозг и чтобы он хорошо прижился. Пересадка костного мозга это в общем смысле не операция, а лишь переливание схожее с переливанием крови. Далее описаны конкретные шаги пересадки костного мозга.

Главные показатели для трансплантации костного мозга у детей

  • Злокачественные опухоли
  • Острая миелоидная лейкемия*
  • Острая лимфобластомная лейкемия*
  • Острый недифиринцированный лейкоз
  • Хронический миелоидный лейкоз
  • Первичная мультифокальная
  • Саркома Юинга
  • Ранний рецидив саркомы Юинга
  • Нейробластома, IV Стадии
  • Тяжёлая гипопластическая анемия
  • Анемия Фанкони
  • Семейный эритрофагоцитоз, лимфоцитоз
  • Талассемия эритробластная (средниземноморская)
  • Тяжёлые комбинированные иммунные дефекты
  • Мраморная болезнь, болезнь Альберс
  • Синдром Вискотта Олдриджа (Huntley)
Читать еще:  Гипоплазия эмали зубов у детей лечение

*при повторной ремиссии, при определённых повышенных факторов риска при первой ремиссии при аллогенной трансплантации костного мозга, возможно в хронической форме.

Очень важно знать, какой характер имеет заболевание онкологическое либо другое в предварительной и начальной стадии подготовки и проведения трансплантации костного мозга (пересадки стволовых клеток).

Не зависимо от индукции цель трансплантации заключается в излечении пациента.
При злокачественных опухолях и онкологических заболеваниях в основном всегда есть фактор риска-рецидив (возврат) после трасплантации, в то время как при других заболеваниях органов ремиссия может быть более длительной.
Отсюда и результаты излечиваемости различны, но в целом за последние 10 лет они существенно положительно улучшаются. Основанием этому служит не только мировой накопленный опыт прошедших лет, но и целенаправленная индукация и лучшая сопровождающая терапия.

Трансплантация костного мозга это область, к которой всё больше и больше прибегают при необходимости на сегодняшний день.
Уже очень много известно о различных отклонениях, последствиях риска, о которых сообщают семьям, родителям пациента. Несмотря на все уже известные меры предосторожности, как это не печально, имеются смертельные исходы в рамках проведения пересадки костного мозга. Причиной смерти может быть наряду с рецидивом основной болезни, также типичные осложнения самой трансплантации.

Немаловажный успех пересадки костного мозга зависит от следующих факторов:

  • возраста ребёнка
  • общего состояния и состояния внутренних органов ребёнка, перенесённых им заболеваний
  • диагноза основного заболевания
  • стадии заболевания
  • наличия подходящего донора

Пересадка костного мозга при лейкозе

Костный мозг человека обладает уникальными свойствами, формирующими иммунитет. В нем создаются эритроциты, осуществляется гемопоэз. Орган представлен жидким состоянием, располагается внутри тазовых костей, в грудной клетке, черепе и трубчатых костях. Состоит из стромы.

В костном мозге содержатся стволовые клетки, которые отвечали за формирование органов в период зарождения эмбриона. Они не способны делиться в теле взрослого человека, но в случае поражения органов и систем устраняют патологические процессы, атакуя болезнетворные и чужеродные организмы. Пересадка стволовых клеток актуальна для людей с отсутствием иммунитета при лейкозах или иммунодефицитах.

Лейкоз – онкологический процесс, вызванный бластными незрелыми клетками, которые заменяют здоровую кровь. При нём развивается воспаление внутренних органов, метастазы распространяются по телу. Человек отмечает высокую температуру, снижение массы тела, слабость и сонливость. Патологический процесс приводит к необратимым последствиям в работе организма.

Миелобластный вид заболевания поражает следующие органы:

  1. Ткань лёгких. Пациент отмечает затяжной кашель на фоне высокой температуры.
  2. Головной мозг. Развивается менингит с характерными болями, ломотой в теле и эпилептическими припадками.
  3. При поражении почек возникает частичная либо полная задержка мочи.
  4. Кожа покрывается розовой или коричневой сыпью.
  5. Печень выпирает над уровнем брюшной полости. Становится плотной и болезненной.
  6. Метастазы в кишечнике провоцируют диарею, метеоризм и острые боли.

Для лимфобластного лейкоза характерны:

  • Воспаление лимфоузлов и селезёнки.
  • Развитие кашля, одышки, боли в органах желудочно-кишечного тракта.

Трансплантация костного мозга восстанавливает необходимый кроветворный процесс для нормальной жизни человека.

Практика применима для лечения ВИЧ-позитивных больных. Находится на экспериментальной стадии, но уже показала отличные результаты.

Зачем нужна процедура по пересадке костного мозга

При развитии тяжёлых онкологических патологий, когда организм человека перестает самостоятельно бороться с раковыми процессами, к примеру, при остром лейкозе, данная процедура рекомендована к проведению. Такая практика широко распространена в онкогематологии.

Метод применяется к следующим заболеваниям:

  • Хронический лейкоз.
  • Нарушения в плазме крови.
  • Лимфомы.
  • Лейкемия ювенильная.
  • Апластическая анемия.

Пересадка костного мозга при лейкозе выполняется в качестве полной его замены или частичной. В последнем случае кроветворные элементы вводят в кровь пациента после лучевых и химиотерапий, когда собственный костный мозг не перестаёт функционировать.

Трансплантация происходит тремя способами:

  1. В период ремиссии у больного проводят забор собственных клеток, которые замораживаются и хранятся до необходимого момента. Метод, при котором вводятся родные элементы, называется аутологическим.
  2. При аллогенной методике пациент получает клетки кровных родственников или постороннего донора. Осложнения для проведения заключаются в отсутствии подходящего материала. Поиски донора могут отнимать много времени.
  3. Если забор стволовой клетки проводили у близнеца, способ называют сингенный. Метод эффективен, поскольку костный мозг близнецов состоит из идентичного генетического материала.

Для проведения процедуры назван ряд показаний и противопоказаний. Лечение с помощью пересадки гемопоэтических клеток актуально при анемиях, лимфобластном лейкозе, иммунодефицитах и заболеваниях, нарушающих естественный кроветворный процесс.

Метод не применяют при процессе разрушения тромбоцитов, при выраженных недостаточностях печени, почек и сердечно-сосудистой системы. Игнорируется острый период инфекционных заболеваний (туберкулёз) и если атипичная клетка не реагирует на лечение химиотерапией.

Трансплантацию стволовых клеток делают при лечении основной проблемы крови или после влияния на организм ионизирующего излучения и химиопрепаратов.

Переливание эффективно при первой ремиссии миелобластного лейкоза или при второй и третьей ремиссии лимфобластного острого лейкоза.

Особенности проведения процедуры в детском возрасте

У детей трансплантацию костного мозга проводят исходя из тех же диагнозов, что у старшего поколения. Рак крови в детском возрасте встречается в 3 раза реже, чем у взрослых. Ребёнку предоставляют должный сестринский уход в до- и послеоперационный период. Лечением занимаются онкогематолог и эрготерапевт. Действия второго направлены на помощь в адаптации пациента к нормальной жизни.

Прогноз на жизнь зависит от возраста пациента, патологических процессов в организме, работоспособности внутренних органов и по степени схожести генетического материала донора с больным человеком.

Наилучшие результаты отмечаются, если донор – родственник. Для роли спасителя хорошо подходит однояйцевый близнец. Биологический материал родителей редко используется для пересадки.

Заболевание поддаётся полному излечению при острой и хронической форме лейкоза. Может потребоваться систематическое введение донорского костного мозга на протяжении всей жизни.

Диагностические исследования до пересадки

Операция наносит удар по всем системам организма. Человек должен быть подготовлен и обследован до начала проведения процедуры. Врачи назначают ряд инструментальных и лабораторных диагностик:

  • Биохимический и общий анализ крови показывают наличие воспалительных процессов и работоспособность внутренних органов.
  • Иммунологические тесты.
  • Гистология костного мозга.
  • Ультразвуковая диагностика органов брюшной полости.
  • Магнитно-резонансная, компьютерная и позитронно-эмиссионная томографии позволяют оценить состояние всех органов и систем, обнаружить метастазы.
  • Рентген грудной клетки.

Как подбирается донор

Вначале проверяют на совместимость всех кровных родственников. Обычно донор находится среди них. Родители подходят в редких случаях. Если возможность использовать родственный костный мозг не представлена, пациент прибегает к услугам постороннего человека, имеющего не меньше 35% сходства с HLA-типом больного.

Критерии отбора донора:

  • Возрастная категория от 18 до 50 лет.
  • Отсутствие шизофрении, умственной отсталости, аутизма и других психических патологий.
  • У донора не должно быть глютеновой болезни, ревматоидного артрита и прочих аутоиммунных заболеваний.
  • Противопоказан забор материала у людей с вирусными гепатитами, туберкулезом, ВИЧ и СПИД.

Пуповинная кровь, взятая при рождении ребёнка, содержит необходимые стволовые клетки для борьбы с раком крови. В нашей стране создаются банки пуповинной крови, метод только набирает популярность. Проблемы при пересадке таких клеток возникают в случае недостаточного количества биоматериала.

Подготовка к пересадке и техника проведения

На первом этапе врачи провоцируют полное уничтожение раковых клеток с помощью максимально допустимого объёма химиопрепаратов. При этом значительно страдает иммунитет человека. В течение времени, пока новые кроветворные клетки не будут введены и не приживутся, человек лишается защитных функций организма. Возможно независимое вмешательство патогенных организмов. Могут развиться опасные последствия в виде инфекционных заболеваний, поэтому для содержания больного используют стерильные условия.

Читать еще:  Витамин д недоношенных детей

Для введения стволовых клеток используется система для переливания крови. Гемоцитобласты самостоятельно добираются до нужного места, приживаются и начинают продуцировать здоровые эритроциты. Биоматериал вводят в шейную артерию с помощью катетера Хикмана.

Вмешательство не требует особых навыков и условий. Обезболивается место введения катетера. Процедура занимает не больше часа.

Процесс приживления проходит в течение следующего месяца. Регулярно проводятся анализы крови для обнаружения новых кровяных телец.

Всегда остаётся риска развития осложнений. Статистика показывает, что чаще развиваются следующие явления:

  • Трансплантируемый материал воспринимает клетки организма как атипичные. Такое явление окончательно уничтожает раковые клетки. Пациент может умереть, однако созданы специальные препараты для предотвращения проблемы.
  • Организм не распознаёт новый костный мозг и отторгает его.
  • Во время отсутствия иммунитета больной получает внутривенное питание. Может развиться сильнейшее воспаление слизистой оболочки кишечника.
  • Аллергическая реакция на чужеродный материал.
  • Летальный исход отмечается в половине случаев пересадки донорского мозга.

Прогноз на жизнь после приживления трансплантируемых клеток составляет 98%. Через год кроветворная система возвращается к нормальному режиму и формирует собственный иммунитет.

Человек, победивший лейкоз, должен систематически сдавать анализы крови и проходить осмотры онкогематолога. Необходимо улучшить качество жизни с помощью отказа от алкоголя, никотина и вредных пищевых привычек.

Где лучше делать трансплантацию костного мозга?

Где лучше делать трансплантацию костного мозга – в России или заграницей, почему сложно найти человеку донора, сколько стоит трансплантация костного мозга, и существуют ли «закрытые» базы данных доноров. Об этом мы беседуем с Инной Марковой — врачом-гематологом, заместителем директора по связям с общественностью НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р.М.Горбачевой.

— Инна Викторовна, в российской базе данных 70 тысяч доноров. В международном регистре IBMTR -20 миллионов, но люди все равно не могут найти неродственного донора для трансплантации костного мозга. С чем связаны основные трудности?

При трансплантации гемопоэтических стволовых клеток донор и реципиент должны подойти друг другу по генетической системе гистосовместимости тканей (HLA), которая в организме человека отвечает за иммунные реакции. Проще всего найти такого донора в семье, среди братьев и сестер. Если у пациента нет потенциального донора в семье, поиск идет в международной базе данных, которая содержит информацию обо всех потенциальных донорах в мире. По теории вероятности для любого из нас где-то существует человек, который обладает схожим генетическим кодом, но, к сожалению, бывает, что найди совместимого донора для наших пациентов не удается. Это связано с большим разнообразием национальностей и этнических групп, проживающих в России, что привело к формированию специфического полиморфизма генов, характерного только для жителей Российской Федерации.

— Если подходящий для россиянина донор есть в международной базе данных и живет он, например, в Германии, означает ли это, что наш пациент едет в Германию или немецкий донор — в Россию?

— Нет, ни пациент, ни донор не едут в другую страну. Костный мозг из той страны, где был найден донор, доставляют в Россию. И трансплантацию делают в России.

— Сколько всего трансплантаций костного мозга делают в России?

В России выполняется 50-60 аллогенных (неродственных – С.М.) трансплантаций костного мозга (ТКМ) у взрослых пациентов на 10 млн населения в год. В Европе и США этот показатель равен 400-700 ТКМ в год. Мы еще очень отстаем от всего мира.

Почему число трансплантаций костного мозга в России пока не может увеличиться до нужного количества?

В России пока недостаточно коек для трансплантации костного мозга. ТКМ – это высокотехнологичный, высокозатратный метод лечения. Дорогостоящие лекарства, оснащение, реагенты и расходные материалы для лабораторных служб. Отделения трансплантации костного мозга – это отделения интенсивной терапии, которые требуют подготовленного, высококлассного персонала.

Поэтому создать койки для трансплантации костного мозга — это непросто и недешево.

В России 10 лет назад появился НИИ ДОГиТ им.Р.М.Горбачевой, который является в России лидером в области ТКМ у пациентов со злокачественными заболеваниями крови, кроветворной системы, онкологическими и наследственными заболеваниями. В год в клинике выполняется до 350 различных видов ТКМ и у детей, и у взрослых. Потом открылись клиники и отделения ТКМ в Москве, Петербурге, других городах. Но пока их все равно недостаточно.

— Почему организовать неродственную трансплантацию сложнее родственной?

Неродственный донор может жить в любой точки планеты, а брат или сестра как правило ближе к пациенту. Поэтому организовать обследование, забор костного мозга проще.

И в случае если потребуется дополнительный объем клеток для повторной трансплантации (такое бывает), родственный донор всегда рядом.

— Не могу не спросить про деньги. Трансплантация костного мозга — процедура дорогая. В России это может стоить 2-3 миллиона рублей, в западных странах 250 тысяч долларов или евро. С чем связана такая высокая стоимость этой процедуры?

В России, гражданам России ТКМ выполняется за счет бюджетного финансирования – квоты. Стоимость ее составляет 2-3 млн рублей (в зависимости от вида трансплантации). Сложно предсказать в каждом конкретном случае возможные осложнения ТКМ, которые также требуют серьезного, дорогостоящего лечения.

— А где дешевле делать трансплантацию костного мозга. В России или на Запале?

ТКМ выполняется при различных заболеваниях. Существуют разные виды трансплантации. Поэтому ответить в общем на этот вопрос сложно.

— Давайте уточним еще один момент, связанный с выбором страны и клиники для трансплантации костного мозга. Правильно ли я понимаю, что не существует никаких закрытых баз данных костного мозга, и все известные доноры попадают в единый международный реестр? Иногда можно услышать, что есть некая клиника со своей базой данных, которой могут воспользоваться только ее пациенты

Вся информация о потенциальных донорах костного мозга находится в единой базе данных, поэтому неважно, в какой стране ведется поиск донора для конкретного пациента, если донор есть, он будет найден.

— То есть житель Петербурга или другого российского города, где делают трансплантацию, может получить костный мозг любого подходящего донора, который есть в международной базе, где бы человек не жил?

— Почему же люди иногда предпочитают делать пересадку костного мозга не в России, а за рубежом?

Ответить на этот вопрос сложно. Таких пациентов немного. Иногда это выбор семьи. Иногда это особенность течения заболевания.

НИИ ДОГиТ им.Р.М.Горбачевой обладает уникальным клиническим опытом. За 10 лет работы выполнено более 2 000 трансплантаций.

В клинике выполняются все виды ТКМ, включая самые сложные от частично совместимых доноров. Врачи проходят обучение, стажировки в клиниках Европы, США. Ведется большая научная работа. Поэтому опыт НИИ ДОГиТ им.Р.М.Горбачевой и других российских клиник сегодня вполне сопоставим с зарубежным.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector